начинающий вахабит (vahabeet) wrote,
начинающий вахабит
vahabeet

Categories:

Монтгомери Уотт. Коран был ниспослан в атмосфере больших финан­сов, а не пустыни.

Мухаммад в МеккеНедавно столкнулся с таким высказыванием от человека, позиционирующего себя образованным дагестанцем.

Естественно, я верю [в Аллаха и Пророка Мухаммада]. Но мне не нравится, когда малограмотные люди пытаются агрессивно склонить меня к соблюдению обрядов, которые предписывались для арабов 7 века, а не для дагестанцев XXI-го. Ислам в чистом виде - это могила для Дагестана.

Меня никто не убедит, что придуманные сотни лет назад для кочевого народа законы пригодны для земледельческого Дагестана со своей исконной культурой

Но, если мы заглянем в книгу известного арабиста Монтгомери Уотта, издания OXFORD University Press, и сравним дагестанцев 21 века и арабов 7-го века, боюсь, сравнение будет не в пользу первых. 

Мое внимание привлекли как минимум 4 тезиса:

АРАБЫ 7-го ВЕКА

1) "Коран  был ниспослан в атмосфере больших финан­сов, а не пустыни".

2) На территории Мекки существовал "харам" - где любой чувствовал себя в безопасности.

3) Мекканские арабы (курайшиты) создали политико-экономический центр где пересекались интересы многих кочевых племен.
"С людьми, обладав­шими столь раздражительным и своевольным нравом, можно было обращаться только соблюдая неизменный такт и дипломатичность, что подразумевает строгий контроль над собственными эмоциями".

4) "В
лияние отдельного человека зависело главным образом от его личных качеств".

ДАГЕСТАНЦЫ 21 ВЕКА

1) Дагестан - коррупционная дыра, место наглейшего ра
зворовывания крупных финансов. (См. к примеру передачу Шевченко про  Кавказ на "Эхо Москвы" , или "записки Шестовика" ). А арабы 7го века создали объективные условия для привлечения финансов и их дальнейшего приумножения. 

2) В Дагестане нет ни одного места, где человеку гарантирована безопасность. (К примеру известный адвокат kadievrasul    подметил в статье "Пора сваливать", что если  людей убивают в мечети, то просто на улице шансов умереть намного больше).

3) Если мекканские арабы вкладывали деньги в разные предприятия, что даже окружающие дикие кочевники были заинтересованы в их успехе - то дагестанские политики заняты своими меркантильными интересами, руководствуясь принципом "после нас хоть потоп" (см. статью из "Новое дело").

4) Личные качества человека в Дагестане ничего не значат. Любого самого умного и образованного человека можно просто назвать "вахабитом" и застрелить в подворотне. Либо показать ему всеми возможными способами, что его единственный правильный выбор в этой жизни - обвязаться взрывчаткой и взорваться. 

Примечательно, что человек, считающий арабов 7го века ниже дагестанцев 21-го по развитию признается, что живет в Москве, потому что ему там дали работу, "которая в Махачкале и не снилась".

Действительно, его таланты, какими бы они не были, никому не нужны в черной дыре ненасытных чиновников. Им плевать на любые созидательные способности. Им нужны только люди с автоматами, которых можно регулярно убивать и получать деньги из бюджета, ничего не делая. (см. "Особое мнение" Шевченко").

То, что написано про арабов выше - это все после прихода Ислама называется "Джахилия", т.е. "невежество". Наверное, правильно будет сказать, что они стыдились той эпохи. После Ислама арабы стали главенствующим на земле народом, с величайшей культурой, создав за десятки лет государство, превосходящее Римскую Империю в периоды ее расцвета.

Надеюсь, что если автор высказывания узнает себя в этом посте, то изменит свое отношение к исламу. По-крайней мере, может не будет думать о нем хуже, чем современные англичане в Оксфордском университете.

Ну а насчет "малограмотных" агрессивных людей, навязывающих религию, согласен. Будем бороться с ними, как сможем, иншаАллах.

Мекка, бывшая на протяжении полувека домом для Мухаммада, была сугубо торговым городом, расположенным среди бесплодных скал. Рост города как торгового центра был обусловлен существованием харама — священной, или запретной, террито­рии, куда люди могли приходить не опасаясь нападений.

(...)

Во времена Мухаммада передовые люди Мекки были в первую очередь финансистами, умело управляющими кредитными операциями, искушенными в финансовых спекуляциях, заинтересованными в возможности любых выгодных инвестиций от Адена до Газы или Дамаска. В сплетенные ими финансовые сети попали не только практически все жители Мекки, но также и многие из представителей знати окрест­ных племен.
Коран  был ниспослан в атмосфере больших финан­сов, а не пустыни.
 

Управление делами в Мекке

(...)
В значительной мере могущество Мекки заключалось в способ­ности местных предводителей формировать общественное мнение и сглаживать мелкую конкурентную борьбу ради общественного благополучия. (...)

Влияние отдельного человека на управление делами в Мекке зависело от двух вещей — его рода и собственных способностей. Степень могущества рода была соразмерна его благосостоянию, хотя материальное благополучие в торговом сообществе подоб­ного рода было в большинстве случаев нестабильно и изменялось в соответствии с размерами и успешностью текущих коммерчес­ких предприятий отдельного человека и рода.

Унаследованное со­стояние и деловые контакты могли дать хороший старт карьере, однако в конечном итоге влияние отдельного человека зависело главным образом от его личных качеств — его коммерческой и финансовой проницательности, его умения находить общий язык с другими кланами и племенами и представителями великих держав а также от его способности вести за собой как представителей свое го собственного рода, так и более широких кругов. Ключевая роль Абу Суфйана во внутренних делах Мекки в ранний период пропове­ди Мухаммеда была обусловлена не тем, что он занимал какой-то важный пост, а тем влиянием и благосостоянием, которые имел его род 'Абд Шамс (или Умаййа), и наличием у него вышеперечислен­ных качеств. Другим ведущим родом того времени был Махзум, а такие его виднейшие деятели, как ал-Валид б. ал-Мугира и Абу Джахл, также играли важную роль в городских делах.

Любопытно сравнить положение, которое занимал Абу Суфйан в Мекке с тем, которое имел Перикл в Афинах. Арабская демокра­тия была менее эгалитарна, чем афинская. Каждый член меккан-ского рода имел лишь один голос, но как бы то ни было, арабами был найден способ решать, кто является наиболее видным пред­ставителем рода, которым следовало посещать собрания совета. Мекканский мала' был гораздо более умудренным и ответствен­ным органом, чем афинская экклезиа, и в результате его решения гораздо чаще основывались на очевидных заслугах и поступках людей, чем на обманчивой риторике, посредством которой худшее можно было представить в лучшем свете.
(...)

Курайш и арабские племена

У живших в пустыне арабов знатность и авторитет во многом определялись военным могуществом. Господствующее положе­ние среди племен принадлежало тем из них, которые могли обес­печить безопасность всех своих клиентов и месть за все случаи оскорблений, ранений или убийств. В более поздние времена счи­талось, что курайшиты занимали первенство среди всех арабов и хапифы могли происходить только из их числа.

Тем не менее абсолютизация подобного доминирующего положения курайшитов  вероятно, является следствием перенесения реалий более поздней эпохи в предшествовавшее хиджре десятилетие. И хотя в подобном утверждении и присутствует некоторое преувеличение, все же тот факт, что Курайш признавалось главенствую­щим среди племен Западной и Центральной Аравии, т. е. среди всех, с кем оно могло вступить в тесный контакт, соответствует действительности. На чем же основывалось это первенство?

(...)
Они действительно привлекали в Мекку многих арабов из других племен в качестве хулафа' (ед.ч. халиф), или «союзников», некоторые из которых занимались коммерцией, другие же относились к разряду всад­ников-разбойников; по крайней мере последние всегда с готов­ностью принимали участие в стычках. 
(...)

 Секрет их авторитета состоял в той военной силе, которую они могли противопоставить любому сопернику. Это были военные силы всей конфедерации, а не только их собственные. Эта конфе­дерация была создана ими на основе торговых предприятий. Караваны в Йемен, Сирию или какой-либо другой регион требовали услуг значительного числа кочевников в качестве проводников, охраны, погонщиков верблюдов и т.п. Они, вероятно, платили вождям за безопасное перемещение по их территории, за воду и другие припасы. Таким образом, кочевые племена были вовлече­ны в торговые дела Мекки и быстро осознали, где лежит их выго­да.

Процветание Мекки означало и их собственное процветание, неудачи Мекки были и их неудачами. Это чувство общности с Меккой усиливалось брачными союзами между виднейшими жи­телями Мекки и представителями различных племен, а также тем, что вожди племен получали свою долю в мекканских «совместных предприятиях».

Таким образом, некоторая доля истины в утверждении, что мекканцы платили за то, чтобы за них воевали, присутствует. Но эти люди ни в коем смысле не были наемниками. Их нельзя сравнить со швейцарской гвардией или французским иностранным легио­ном. Все они были свободными арабами, которые вступали в сою­зы и соглашения с курайшитами на равных. Вожди таинственного ахабиш прямо и открыто общались с мекканцами. Когда ал-Баррад из бану Бакр б. Абд Манат б. Кинана напал на караван (что послужило поводом к войне Фиджар), он, несомненно, знал, что это соответствовало политике Мекки и что курайшиты поддержат его, однако, вероятно, этим поступком он в первую очередь пре­следовал собственные интересы, а не действовал согласно указа­ниям из Мекки.

 Деньги были необходимы для поддержания подобного рода со­юза, однако одного этого было недостаточно. С людьми, обладав­шими столь раздражительным и своевольным нравом, можно было обращаться только соблюдая неизменный такт и дипломатичность, что подразумевает строгий контроль над собственными эмоциями. Мудрое и терпеливое управление государственными делами, хилм курайшитов, позволяло сохранять этот союз. «Эта политическая мудрость, в которой во всем блеске предстает хилм Курайш, долж­на была на протяжении многих лет обеспечивать превосходство доисламской Мекки над ее кочевыми соседями».

Tags: Мекка, арабы, дагестан, ислам, история, стереотип
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments